Жить и не жалеть: миссия выполнима?

Саморазвитие

Как часто мы жалеем о том, что когда-то в прошлом сделали неверный выбор? Вовремя не получили диплом, не выучили английский, слишком рано завели семью, слишком поздно родили детей… Возможно ли жить, оглядываясь назад так же гордо, как Эдит Пиаф: «Нет, ни о чем не жалею»? О нашей привычке копаться в прошлом и сожалеть беседуем с коучем Юлией Бурлаковой.

Жить и не жалеть: миссия выполнима?

Юлия, самое главное: сожалеть о своих решениях в прошлом — скорее вредно или полезно?

Знаете, бывает такая форма сожаления, как драматизация и сокрушательство. Мне часто приходится слышать от клиентов: «Вот если бы я в двадцать лет решил иначе, вот если бы я в тридцать не сделала ошибок, вот если бы я в сорок лет сделал так-то и так-то — вот тогда было бы мне сейчас хорошо». Такой ход мыслей однозначно не полезен, потому что он нас демотивирует. Все пропало, я ошибся, ничего не исправить, поэтому сейчас нечего и рыпаться. Есть еще такой термин «руминация», в психологии это пережевывание одной и той же мысли, прокручивание ее в голове без всякого движения вперед.

А есть прямо противоположное отношение к своему прошлому — это ясное видение совершенных шагов и их трезвая, честная оценка. Знаете, как пишет Рэй Далио в своей книге «Принципы»: если, оценивая свои поступки год назад, я не поражаюсь собственной тупости, значит этот год я прожил зря. Вот с такой позиции смотреть на свое прошлое — полезно. Это наш прогресс, он таков, мы должны видеть, насколько выросли по сравнению с нами прежними.

Но ведь это довольно болезненно — постоянно осознавать, что ты вел себя как дурак и теперь зашел куда-то не туда?

Ну да, это больно, но боль от того, что тебя в жизни что-то не устраивает, это самая эффективная обратная связь от мира, какая только может быть. Если мне что-то до боли не нравится в моей карьере, зарплате, отношениях, в том, где и как я живу, в том, с кем общаюсь, что делаю каждый день, то у меня есть все шансы проанализировать свое прошлое и из точки «сейчас» сконструировать другое будущее. Переехать в другой город, освоить новую профессию, которая отвечает моим истинным потребностям. А если я не вижу проблем и несусь со скоростью «Сапсана» в пропасть, то это куда менее симпатичная перспектива. Или другая позиция: я отрицаю, что вел себя как дурак и принял неверное решение. Я отказываюсь видеть свою тупость, это же ужасно, это же для меня нестерпимо больно — осознавать, что я способен ошибаться. Каковы тогда мои шансы на будущее из этой инфантильной позиции?

Читайте также:  Фундаментальный закон успеха лежащий в основе всей твоей жизни и Тебя самого

А взгляд на прошлое со взрослой позиции — это какой?

Я бы сказала, что взрослый взгляд — это деловитый, уважительный, рачительный svot-анализ. Ведь это же так интересно — посмотреть на свою жизнь как на компанию! Ведь наша личность — это и есть наш актив, и все, что у нас есть, так или иначе произведено нашей жизнью. То есть, это диагностика сильных сторон и следующих из них возможностей, а также слабых сторон и следующих из них угроз. Давайте смотреть, чего мы добились, каковы наши сегодняшние риски, угрозы, перспективы, возможности. Каковы наши ценности: на чем мы можем сейчас вырасти, получить удовольствие, заработать? Потому что, если мы не осознаем нашей ценности, то обесцениваем ее, не дадим ей развиться и воплотиться во что-то полезное для нас.

Нам, если мы взрослые, нужно понять, в чем мы сейчас слабы, где граница нашей компетентности. Это сложная задача, особенно если наша самооценка недостаточно устойчива. Вот я понимаю, например, что я в чем-то ну дуб дубом — скажем, в управлении загородной недвижимостью. Условно, я ничего не понимаю в том, как обслуживать свой загородный дом, я хотела только гламурно кутаться в шаль, сидя у себя в саду в плетеном кресле, а о том, что надо будет чистить печную трубу, я забыла. И совершенно не умею этого делать! И вот, со взрослой позиции я могу честно сказать, что не разбираюсь в этих делах. При этом я не поглаживаю себя по голове, не вру, что все у меня сразу получится (инфантильная позиция), но и не лечу в тартарары от стыда (критиканская позиция). Я осознаю угрозы и риски, которые точно заставят меня идти вперед, осваивать новое и становиться более компетентной. Поэтому для взрослого человека так важны нетворкинг и умение просить поддержки, новых знаний.

Читайте также:  Признаки того, что вам дается информация свыше

Хорошо, тогда синдром самозванца — это исключительно про взрослую позицию?

Все зависит от того, как именно его проживать. Если ты спокойно, трезво осознаешь уровень своей некомпетентности и видишь, куда тебе расти — это эффект Даннинга — Крюгера со взрослой позиции во всей красе. А если, например, ты весь утопаешь в злой самокритике и думаешь, что вообще не надо тебе было браться за такие серьезные и важные вещи, что теперь тебе должно быть стыдно за то, какой ты слабый специалист — это уже позиция критиканская, в ней не так много толку. Как и в детской позиции, когда ты либо бегаешь в розовых очках и уверен в своей гениальности, либо ужасно боишься, что тебя сейчас разоблачат и уволят, разлюбят и никогда больше ничего не доверят. При таком подходе синдром самозванца вряд ли станет стимулом для развития: мы просто не найдем в себе сил что-то улучшить. Мы будем слишком заняты страданием и болезненным проживанием нашей неидеальности.

А просить поддержки — это тоже взрослая компетенция?

Тоже смотря с какой позиции просить. Если «вы все мне тут должны, только посмейте не помогите» — это критиканская позиция. Если «ой-ой, ничего не могу, спасите кто может, а я пока в сторонке постою» — это детская позиция. А взрослая — это когда ты сам уже проделал основные шаги, проанализировал, сформировал запрос и готов, приняв помощь, дальше нести ответственность за свои действия.

Здесь я вспоминаю притчу о Будде и крестьянине, у которого вол попал в яму. Крестьянин спустился в яму, изо всех сил тянул вола, пытался вытащить из ямы, но никак не получалось. Тогда Будда вместе со своими учениками решил помочь крестьянину, и вместе они вытащили вола. Через некоторое время увидели такую же картину: вол угодил в яму, его хозяин сидит на краю ямы и плачет. Будда прошел мимо, а когда ученики стали спрашивать его, почему они не помогли и этому человеку, услышали ответ — чем мы ему поможем? Поможем плакать?

Собственно, когда ты сам тянешь вола и просишь о помощи — это по-взрослому. И Будда будет рад тебе помочь.

Насколько нормально постоянно обращаться к своему прошлому, анализировать его? Как понять, что ты уже рискуешь зациклиться?

Именно анализировать — абсолютно нормально и никогда не вредно. К тому же, анализ прошлых ошибок конечен сам по себе: подсчитали риски, осознали последствия, увидели перспективы — и пошли действовать уже в настоящем. А вот руминация, то есть зацикленное, навязчивое, неконтролируемое обращение к негативным моментам прошлого, — это симптом, который вообще о многом говорит, и тут неважно, как часто ты этим занимаешься.

Читайте также:  Зачем в нашу жизнь приходят беды и страдания, и почему за них надо благодарить: вдохновляющие причины

Самый сложный случай — это когда я не отслеживаю своих негативных мыслей и сокрушений о прошлых ошибках. Скорее всего, это значит, что у меня нет метакогнитивного навыка. То есть я не умею рефлексировать, отдавать себе отчет, чем сейчас занята моя голова. Вот этот навык саморефлексии, “думания о том, о чем я думаю”, — это краеугольный камень эмоционального интеллекта и, строго говоря, стоит развивать этот навык в течение всей жизни. На него имеет смысл тратить силы и время.

Цитируя книгу Йонге Мингьюра Ринпоче «Будда, мозг и нейрофизиология счастья», скажу так: нам всем очень важно уметь задумываться, насколько мы друзья сами себе. Дружественен ли я к самому себе, анализируя что-то там в своем прошлом? Какими мыслями я заселяю свою голову — полезными или опасными? Управляю ли ими? Конечно, недостаток осознанности и управления собой — это, по сути, недостаток взрослой позиции. У внутреннего критика мы покупаем всю панику и агрессию, которую он вырабатывает, а ребенок постепенно начинает рулить нашей жизнью, не слушая наших подлинных потребностей. И только взрослый может быть самому себе другом.

Получается, что взрослая позиция сама по себе достаточно хладнокровна, рациональна. Не эмоционировать, не горевать, а оценивать риски и перспективы, производить трезвый, холодный расчет…

Не совсем так. Если проводить аналогию с температурой, то наш внутренний ребенок слишком горяч. Он весь на эмоциях, буквально сгорает от них и ничего не может с ними поделать. Внутренний критикан — холодный, он к тебе беспощаден, немилосерден, его ничем не проймешь. А взрослый — спокойно теплый, он эмоционален, но ответственно относится к своим эмоциям.

Давайте об этом подробнее поговорим. Первая и главная компетенция эмоционального интеллекта — понимание своих чувств. Например, я понимаю, что мне жутко неприятно быть некомпетентной, не знать чего-то важного для меня. У меня вызывает тревогу необходимость прямо сейчас начать осваивать профессию печника, фермера, плотника… Но вопрос в том, как я выражаю свои эмоции, и это вторая компетенция эмоционального интеллекта. Если я не буду свой дискомфорт, тревогу, страх, печаль вешать на других, а буду ответственно, полноценно и экологично проживать эти чувства — тогда я взрослый, хотя и весьма чувствительный.

Записала Александра Чканникова

Источник

Оцените статью
psyban.ru
Добавить комментарий